Контактная информация

Первая в Центральной Азии биеннале звукового искусства и новой музыки «KORKUT» проходит в Алматы с 7 октября по 4 ноября, в рамках которой организована выставка известной казахстанской арт-группы «Кызыл Трактор».

Групповая выставка «Sound Off» – это исследования художников на тему звука. Звук для «Кызыл трактора» способ воссоединения и деконструкции оральной традиции, своего рода нематериального наследия, кочующего по степи вместе с людьми и так фиксирующего коллективную память. В перформансах «Кызыл трактора» мы также видим отношение к звуку, как к способу излечить человека звуковой волной, чем, вероятно, обусловлено создание масштабного барабана для произведения Ритуала Очищения (см. фото ниже).

Куратором выставки выступил Владислав Слудский, который уже не первый раз работает с «Кызыл трактором».

Владислав Слудский, арт — консультант и куратор выставки «Sound Off» рядом с большим барабаном.

Владислав, почему вы решили курировать эту выставку?

Так совпало, что я давно хотел что-то сделать в музее музыкальных инструментов имени Ыхласа. Он мне нравится, это хороший музей. И я много лет работаю с «Кызыл трактором», поэтому хотелось посмотреть на их язык с нового ракурса.

Немаловажную роль сыграло и то, что мы в 2018 году курировали их большую ретроспективу в Mana Contemporary (прим. ред. Культурный центр в Нью-Джерси, США) с Лизой Ахмади. Я тогда переработал много материалов в архивах, это был классный опыт. И вот часть этой выставки состоит из той, только с фокусом на звук.

Какая ваша кураторская задумка выставки?

Я много думаю над каким-то антиобъектом, антигородом. Искусство, которое существует внетелесности – есть ли оно? Это открытый вопрос. Я похожие вопросы себе задавал, когда работал с Африкой, я знаю несколько латиноамериканских художников, которые тоже работают с наследием номадизма, шаманскими практиками.

Мне Казахстан всегда интересен с точки зрения того, как мы связаны с другими децентрализованными идентичностями. Выставка моей мечты – это объединить под одной крышей Африку, Латинскую Америку, Китай и Центральную Азию. Я это всё изучаю много лет.

«Кызыл трактор» – это прекрасная квинтэссенция этих вопросов, на которые я ищу ответы. Мне кажется, их искусство существует на границе такой объективности, скорее принадлежащей западноевропейской школе искусства, и чего-то, что мы не можем потрогать. Я бы отнёс это к номадическим парадигмам.

Мы не можем потрогать, но можем ли мы это услышать на этой выставке?

Мы можем услышать. Мир – это звук. Чем ты дальше ковыряешься, тем сильнее понимаешь, что звуковые волны – это некое основание творения мира. С этой точки зрения, как раз хотелось бы, чтобы зритель смотрел на картину и слышал её.

Именно в этом контексте, в музее музыкальных инструментов, где у объектов есть функция, я хочу, чтобы всё звучало по-другому. Чтобы это картина принадлежала скорее к устной традиции.

Почему выставку решили назвать «Без звука» (Sound off)?

Если мы посмотрим на 100-топовых художников, которые были активны во времена «Кызыл трактора», то огромное количество из них использует материалы какого-то города (бетон, неон, железо, пластик). В случае с «Кызыл трактором», мне симпатизирует то, что они используют органику. Это антиурбанизированная история. Это больше органическая история, которая стареет и себя хуже запоминает. Дерево меньше просуществует чем пластик. И все эти смыслы для меня интуитивны, и я думаю, что они так же интуитивны для «Кызыл трактора».

Sound Off – потому что, тишина не менее важна, и звук мы вычленяем из тишины. Звук – это по некоторым теориям, не то что мы слышим, а то что мы не слышим. Эти пустоты между нотами – это и есть некая мелодия.

Здесь действительно ничего не звучит. Было бы элементарно сделать выставку про звук, чтобы в ней были звуки. Хотелось контрастов.

Не мешают ли постоянные фоновые мелодии национальных инструментов в музее имени Ыхласа для полного погружения в выставку «Кызыл трактора»?

Нет, это тоже классно. Мы оживляем постоянную коллекцию музея, и это тоже огромная часть этой выставки. Потому что мы не хотели прийти в музей и как-то противопоставить экспозиции.

Многие думают, что современное искусство – это снобизм по отношению к прошлым практикам. Нет, как раз наоборот. Вещи, сделанные в 90-е, оживляют те, которые были сделаны 200 лет назад. Сейчас мы как раз в такой интересной фазе, что все больше кураторов ставят старое с чем-то новым.

Выставка нигде так не сыграла бы ещё, как в музее национальных инструментов имени Ыхласа.

Что означает большой 3-метровый барабан «Кызыл трактора» перед входом в музей?

Он несет в себе несколько задач. Во-первых, он активирует публичное пространство перед музеем. Я большой фанат урбанистики, третьих мест. Я считаю, что искусство может собирать пространство вокруг себя. Меня всегда возбуждала связь города и объекта.

Здесь мы просто вставили неуместный артефакт, который сразу цепляет глаз. Были большие дебаты с музейной дирекцией об этом. Я понимаю, что объект ссорится с архитектурой здания, но это было сделано сознательно.

Я очень люблю искусство, которое демократизирует свою связь со зрителем. Мне это нравится в «Кызыл Тракторе». Это люди, которые ломают дистанцию между художником и зрителем. Поэтому экспозиция начинается с такого манифеста, что мы не в музее, а мы все-таки на улице.

Основные экспозиции выставки принадлежат покойному Молдакулу Нарымбетову. Это какой-то сознательный шаг, чтобы отдать дань уважения художнику или совпадение?

Нет, это на самом деле в большей степени совпадение. Я лучше знаю материалы Молдакула. Так просто вышло, что Молдакул наиболее удачно собирал именно эту мысль вокруг себя.

Но здесь важно понять, что я отношусь к «Кызыл трактору» как к одному человеку. Мне очень сложно отделять некоторые вещи, сложно определить авторство. К примеру, перфоманс делает «Кызыл Трактор», а на камеру снимает Саид Атабеков. С точки зрения правообладания, это работа Саида, но при этом работала вся группа.

Я бы не хотел даже мыслить, что эта выставка – это отдельный Молдакул.

Основатель «Кызыл трактора» Виталий Симаков, в одном из интервью процитировал слова дизайнера Пако Рабана, который говорил о том, что у искусства есть три периода: авангард, классика и барокко. В каком периоде «Кызыл Трактор» сейчас?

Я сторонник теории, что художник у нас наиболее интересен в начале своего пути и в конце. Возьмем Ван Гога, самый сок в начале и в конце.

«Кызыл трактор» – это отцы-основатели современного искусства Казахстана, они получают лавры заслуженной славы. Их искусство актуально как никогда, они попадают в мировой тренд. Всё у них происходит как всегда в карьере художника: сначала 20 лет страдаешь, а потом получаешь.

Но это моя интерпретация. «Кызыл Трактор» не всегда согласен с тем, что я говорю. Они по-прежнему активные художники.

Каким должен выйти зритель после выставки «Sound off»?

Я не хочу думать за зрителя. Пусть зритель выйдет каким хочет. Мне кажется, что хорошее искусство не думает о зрителе. Кураторы тоже. Желание удивить или научить – я не сторонник этого.

Мне кажется, это своевременная выставка. Поскольку музыка и её целебные свойства сложно отрицать, они есть.


Выставка «Sound off» проходит в музее народных музыкальных инструментов имени Ыхласа до 5 ноября 2022 года.

Адрес: ул. Зенкова 24.

График работы: вторник-воскресенье с 10:00 до 19:00.

Вход платный: от 200 до 500 тенге.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *