Контактная информация

Стрит-арт — инструмент, благодаря которому любой город приобретает самобытность, а конструктивистские здания XX века получают новую жизнь. На пути воплощения городских муралов лежат разные препятствия: общение с собственниками, утверждение эскиза, поиск материалов.

Есть такой термин — «джентрификация», это реконструкция пришедших в упадок городских кварталов. Пример — район Винвуд в Майами. Раньше он был криминальным, но один меценат купил склады, привлёк художников со всего мира, и они начали расписывать стены. Теперь Винвуд — огромный арт-кластер и место притяжения для туристов с разными галереями и магазинами.

Граффити дарит городу разнообразие, делает будни живее — показывает, что есть очень интересная альтернатива серым баннерам.

Подобные примеры есть во многих городах , например в Новосибирске художник Иван Ягода организовывал фестиваль «Окрашено». В этом году он преобразил горнолыжный курорт в посёлке Шерегеш.

Недавно в Караганде презентовали новый мурал, расположенный на заднем фасаде здания Карагандинского русского драматического театра имени К.С. Станиславского. 

«Если говорить про проект, который реализован в Караганде. То это проект, который решил очень много социально важных задач. Во первых — это экология, безопасность и инфраструктура города. Мы очистили территорию в городе от мусора, сейчас идёт работа по утверждению бюджета на то, чтобы сделать на локации, где размещён мурал площадку и сквер для молодёжи.
Город — это люди. И я смею надеяться, что этот проект даст проходящему мимо человеку пищу для размышлений и будет работает напоминанием о том, что стоит начать делать что то из любви к своему городу, к окружающим», — рассказала эксперт исследователь культурно — креативных индустрий Центральной Азии Ирина Харитонова.

Если посмотреть на пирамиду потребностей жителей современного Казахстана , можно решить, что уличное искусство — не первоочередная нужда. Но граффити, стрит-арт и паблик-арт — это не просто рисунки на стенах. Это язык общения, на котором город может разговаривать на абсолютно разные темы: от призывов обратить внимание на существующие проблемы до абстрактного визуального преображения блёклых стен.

Стрит-арт привносит что-то простое и человеческое в строгий каркас города. Он говорит об атмосфере на этой территории, рассказывает об уровне свободы в городе и о том, есть ли у его жителей право голоса. Также стрит-арт помогает не только сформировать визуальный облик пространства, но и выражать витающие в обществе идеи, ценности.

Зачастую жители гордятся местным муралом — это не просто достопримечательность, а сближающая их идея. Например, портрет Даниила Хармса в Петербурге на доме, где он жил, — это дань уважения писателю, гордость жителей, и напоминание о смешных жизнеутверждающих строках, и некий ликбез для тех, кто писателя не знает.

«Я думаю, что создание граффити важно. Искусство развивается с историей человечества — от наскальной живописи до современных цифровых технологий. Фрески, граффити и стрит-арт — неотъемлемая часть современной истории. Развиваться она будет либо с нами, либо без нас. Наша задача — выбрать свою роль в этом процессе. Нужно показывать искусство, влиять на вкус и насмотренность жителей, приобщать их к высокому. Надеюсь, такие масштабные объекты под открытым небом многих будут радовать и решать много важных задач в каждом городе Казахстана», — поделилась эксперт исследователь культурно — креативных индустрий Центральной Азии Ирина Харитонова.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *