Контактная информация

ХХ век стал коренным переломом в изобразительном искусстве, предъявив миру новые правила жизни, творчества и мировосприятия. Волею сталинской репрессивной машины в Центральный Казахстан ссылался весь свет интеллигенции — от художников, ученых и архитекторов, до оперных исполнителей, поэтов и музейных сотрудников.

И, конечно, история искусства Центрального Казахстана неотделима от истории ГУЛАГа. В 1930 году было принято решение о создании ГУЛАГа в малозаселенных регионах Советского союза, а в 1931 году был основан КарЛАГ. Карагандинский исправительно-трудовой лагерь был одним из крупнейших звеньев ГУЛАГа.

По-настоящему, на профессиональном уровне пластические искусства начали развиваться в Караганде именно благодаря творческому потенциалу ссыльных художников. Волею обстоятельств здесь оказывались художники из разных уголков страны. В архивных документах имеется довольно большой список имен художников, чьё творчество в эти годы было связано с Карлагом, о судьбе многих до сих пор ничего неизвестно.

В Карлаге отбывали срок: Александр Григорьев — один из организаторов «Ассоциации Художников Революционной России», Владимир Лебедев — известный ленинградский график , Евгения Овощникова — скульптор, Вера Ермолаева — художник и член группы «Утвердители нового искусства» и др.

Среди художников, которые сделали первые шаги на пути открытия в Караганде отделения Союза художников, был Владимир Эйферт, он оставил заметный след в истории изобразительного искусства Караганды. Эйферт был достаточно известным живописцем, стоявшим у истоков развития советского изобразительного искусства. Был экспертом по антиквариату в торгпредствах СССР в Германии и Франции, директором музея изобразительного искусства имени А.С. Пушкина, членом известных художественных объединений «Жар-Цвет».

С началом войны его высылают в Караганду за немецкое происхождение, где он работает сторожем в совхозе и пишет письма везде, куда можно о том, чтобы ему дали возможность заниматься тем, что он умеет. Несколько лет ответов он не получал.

Такая же учесть постигла другого художника немецкой национальности — Леонида Гамбургера.

Известный московский художник Леонид Усайтис работал в Караганде с 1948 по 1955 год, куда приехал после семилетней отработки на лесоповале как сын «врага народа». В Караганде его встретила мать, оставшаяся одна после смерти мужа, отбывавшего срок в Карлаге.

Карлагу отдал одиннадцать лет своей жизни крупный художник Павел Фризен. В 1936 году он был арестован по ложному обвинению, затем сослан в Карлаг. После освобождения остался в Караганде, преподавал рисунок, живопись и вырастил не одно поколение будущих художников.

В лагерном дневнике другого известного узника лагеря Льва Премирова записано:

«Все, что я здесь изображаю и описываю в меру своих слабых сил – святая правда. Это наш родной Освенцим. Это наше инферно, наш ад наяву… И пусть моя рука помимо воли передаст ужас, передаст то невообразимое и неописуемое, что скрыто под словом тюрьма и лагерь».

автопортрет Льва Премирова

Из воспоминаний художника-нонконформиста Льва Кропивницкого:

«1941 год. Институт. Снова жизнь, как казалось. А ожидало худшее: по сфабрикованному делу – девять долгих лет сталинских концлагерей. Ухта. Балхаш. Подавление личности, издевательства, голод, унижения, непосильный труд. Смерть рядом. И искусство уходило из жизни. Даже из памяти. Казалось, конец всему… 1954 год – началось воскрешение… Но я был другим. И искусство не могло остаться прежним. Весь гнетущий, мрачный мир пережитого стремился лечь в плоскость картины…»

Одним из узников Карлага был Абрам Черкасский, который в последствии стал Народным художником Казахстана, а также педагогом для многих известных казахстанских художников. Картины Черкасского — портреты, натюрморты, пейзажи — хранятся в музее искусств им. А. Кастеева и Государственном музее Украинского искусства в Киеве.

работа Абрама Черкасского

Считается, что за годы своего существования Карлаг принял около миллиона человек. Но поскольку большая часть архивов все еще засекречена, невозможно назвать даже приблизительное число его жертв. Это — неудобное прошлое, гулкое эхо, которое еще очень долго может нас сопровождать, если мы сами не придем к нему, не узнаем об этих людях, их именах и сломанных судьбах.

Узники Карлага стали основополагающим для развития казахстанской живописи XX века. Они насытили местное искусство новыми смыслами, формами и живописными школами. Многие из них открывали художественные студии и кружки в разных регионах Казахстана, в которых воспиталось несколько поколений профессиональных художников страны.

Автор: искусствовед Александра Кудряшова специально для Art of Her.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *