Контактная информация

Запись хореографического номера на камеру – дело не новое, известно что братья Люмьер были одержимы танцем «Серпантин» американской танцовщицы Лои Фуллер и запечатлели его на плёнку, а Томас Эдисон снимал пионеров американского модерна Рут Сен Денис и Теда Шона. Интересно, что кинематограф и современный танец появились на свет в одно и то же время. Однако, танец и кино продолжают снова и снова сливаться в новые виды и формы искусства.

С течением времени, танец вслед за другими видами искусства адаптировался к новой цифровой реальности. Мир увидел новый жанр: кинотанец, пластический фильм, screendance, phisical film. Кинотанец – очень вдохновляющая форма киноискусства. Благодаря своей разнообразностью и многослойностью, он позволяет художникам развиваться в самых неожиданных направлениях и неизменно удивляет тех, кто занимается им год за годом. Потенциал кинотанца огромен, а интерес к нему постоянно растет несмотря на то, что жанр этот давно известен, но мало популярен в Казахстане.

Мы поговорили с Дашей Любимовой – хореографом и режиссёром – о том, что такое кинотанец, чем он отличается от привычного восприятия хореографии в кино и как ощущает себя новая форма искусства в Казахстане.

Даша, расскажите, как вы открыли для себя форму современного кинотанца?

На самом деле открыла его совершенно случайно. Когда я создавала с друзьями свой первый проект «Танцующие картины», никто не знал про этот жанр и что он так называется (прим. ред. 2019 год). Все участники были крутыми танцорами каждый в своем направлении. Я знала, что каждый из них сможет рассказать историю с помощью танцевальных движений. Для всех это было экспериментом и на самом деле на съемках было очень легко и весело. Только потом, когда я начала подавать заявки на международные фестивали, я узнала, про videodance.

Жанр кинотанца предполагает стиль балета или контемпорари?

Здесь может быть абсолютно любое танцевальное направление. У меня в проектах танцевали абсолютно разные стили: Hip Hop, Popping, Locking, Waacking, Tribal, Contemporary. К какому-то конкретному стилю вообще нет никаких привязок.

Чем кинотанец отличается от привычного восприятия хореографии в киноматографе?

Videodance отличается тем, что там не используются слова, пение и др. Актёры только танцуют – это их язык подачи истории. Это как фильмы Чарли Чаплина, там нет слов, но если у Чаплина все идёт просто действиями, то у videodance – всё идёт через танец. Это не просто бессюжетная хореография под музыку, все движения построены на то, чтобы максимально выразить какую-то эмоцию, чтобы зритель через танец понял тему, которую несут в Videodance.

Вы отмечаете, что ваши работы «живут» только в цифровом формате, но при этом танец – как вид искусства – традиционно живет в оффлайне. Можно ли танец из экрана (кинотанец) поставить вживую?

Можно, но это будет уже перформанс, а не videodance. Videodance, все же, ближе к кино.

Какие возможности монетизации есть у таких форм искусства?

Иногда на кинофестивалях есть денежные призы. В плане работы, думаю это коммерческие съемки рекламы, клипов и т.д. Но пока я не получала никаких гонораров за свои проекты.

Как казахстанский зритель воспринимает подобный формат?

По-разному. Кто-то относится с интересом, кому-то нравится, но с хэйтом и обесцениваем я тоже сталкивалась. Как, наверное, и любой деятель искусства.

Сталкивались ли с пренебрежительным отношением к кинотанцу как к форме искусства?

Да, один раз такое было, когда проект «Танцующие картины» вошел в ТОП-16 конкурса «Halyk Art Prize» в 2019 году. Победитель выбирался путем голосования на Facebook и комментарии, которые писали под моими работами, были ужасающими. Говорили, что это не искусство, «недоарт» и т.д. Но сколько людей — столько и мнений. Я к этому отношусь спокойно.

И всё-таки, человек который создаёт подобные истории – это хореограф, режиссёр или художник?

Это хореограф и режиссер. Вообще, чем ты разностороннее, тем лучше. Здесь важно уметь видеть и создавать истории, а танец — это твой «язык», на котором ты рассказываешь зрителю историю. В какой-то момент мне надоело ставить просто хореографию под треки, и мне захотелось вложить в это что-то большее.

Как выражается ваша мысль и сверхидея как художника в кинотанце?

Videodance — по большей части, это некая абстракция. Пытаясь выразить или донести какую-то мысль, я подбираю движения для танцора или мы ищем их вместе. Плюс я добавляю реквизит, локации и все остальное, чтобы оно тоже «говорило», было использовано для усиления эмоций или смысла. Но здесь нужно не перегрузить работу такими «инструментами», так как важно, чтобы зрителю было понятно.

Можем ли мы в будущем увидеть кинотанец в формате полнометражного фильма на большом экране?

Если честно, мне кажется, в полнометражном формате – это будет утомительно для зрителя. Может кто-то и сделает такое, но не я. Я люблю короткометражный формат.

С какими проблемами в Казахстане вы сталкиваетесь как художник?

На мой взгляд, самая большая проблема – это отсутствие поддержки творческих деятелей, в том числе информационной. Например, у меня это первое интервью для казахстанского портала. Я обращалась напрямую в несколько онлайн порталов, где мне просто не отвечали, или отказывали. В целом, заметила, что у нас поддерживают только «своих», если у тебя с кем-то нет дружеских связей и т.д, то ты никто и то, что ты делаешь, неважно. Либо если ты «засветился» где-то за рубежом.

Ну и наверное отсутствие финансовой поддержки. Все проекты я делала за свой счет, и на энтузиазме моих друзей, которые были готовы и хотели мне помочь – это и танцоры, и видеомейкеры, и художники-постановщики. И таких же ребят (кто делает все за свой счет) – очень много.

Даша, о чём вы мечтаете?

Мечтаю снимать проекты за рубежом. Очень хотела бы поработать и создать клип для Stromae. И, конечно, хотелось бы на этом зарабатывать.

UNSEEN by Dasha Lyubimova

Даша Любимова – хореограф, режиссёр и арт-директор. В 2019 году презентовала свой первый проект в жанре кинотанца – «Танцующие картины», который принял участие в нескольких международных фестивалях. В 2020 году Даша создала UNSEEN — проект, показывающий отношение общества ко всем женщинам, подвергшимся насилию. UNSEEN получил десять международных наград и номинаций на кинофестивалях. В 2021 зрители увидели проект ALA AIR, демонстрирующий отношение граждан и властей к экологии в Алматы. Проект был отобран для участия в фестивале DigitalArt4Climate и был показан на Global Climate Change Conference COP26 и в нескольких музеях NFT.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.