Контактная информация

Вышивание – это искусство с многовековой историей, которое берёт своё начало ещё до времен нашей эры. Те, кто сталкивался с вышивальщицами, знают насколько это сложная и кропотливая работа.

Особое признанное мировое мастерство получают те, кто работает в сложных техниках, которые издревле считались показателем высокого уровня работы. Такой считается техника «сюзане» – вышитое вручную шелковыми или хлопковыми нитями декоративное панно или текстиль.

В основном эта техника получила распространение в Узбекистане, Таджикистане и Иране. Именно узбекские сюзане, которые известны ещё со времен древней Согдианы, получили большую популярность в мире. На протяжении многих столетий в искусстве вышивки сюзане сложились различные узбекские школы: Нуратинская, Бухарская, Самаркандская, Ургутская, Шахрисабзская, Ташкентская и Ферганская. Каждую из школ отличают свои особенности шитья и оригинальные расцветки.

Редакция Art of Her поговорила с одной из самых известных мастериц узбекского сюзане – Мадиной Касымбаевой, о том, как развивать традиционное искусство в современных реалиях, как попасть на Венецианскую биеннале и как сохранить традиционные техники в условиях глобализации.

Напомним, работа Мадины Касымбаевой выставлялась совместно с художницей Саодат Исмаиловой на 59-ой Венецианской биеннале.

Мадина, как вы стали вышивать? Традиции сюзане пришли к вам из семьи?

У меня это начиналось с детства, вышивкой занималась моя бабушка. Правда, она вышивала не сюзане, а тюбетейки. Я ей помогала, отсюда и родилась моя любовь к вышивке.

После 9 класса я поступила в лицей прикладного искусства, там, кроме учебы, я брала дополнительные занятия по вышивке сюзане. Закончив лицей, я сразу начала работать, одновременно поступив в колледж на дизайнера модельера.

Как ваша семья отнеслась к вашему выбору профессии? Были ли они рады, что вы продолжаете дело бабушки и планируете развивать традиционную вышивку Узбекистана?

Если честно, мои родители не то, что были против, они были рады, что я увлекаюсь этим. Но, как они говорили, это просто хобби. Моя мама мечтала, чтобы я поступила в университет иностранных языков и стала переводчицей. Я любила свою вышивку, и никогда не хотела её бросать. Однако, мнение родителей для меня очень важно, я не могу идти им поперек. Ежегодно я подавала документы в университет иностранных языков, но внутри понимала, что я хочу вышивать.

Сюзане я начала заниматься в 16 лет, я не спала ночами, за это родители меня ругали.

Фото с инстаграм страницы @suzani_kasimbaeva

Насколько нам известно, в Узбекистане очень хорошо поддерживают ремесленников, особенно тех, кто развивает традиционное ремесленничество. Как на вас оказало влияние эта поддержка?

В Узбекистане именно ремесленников очень высоко поддерживают. Мы освобождены от налогов, у нас есть льготы, у нас по всей республике строят города ремесленников. Города ремесленников – это специально построенные дома на 5 соток, где мастера живут, работают и открывают собственный шоурум. Это удобно.

Когда я езжу в другие страны и рассказываю о привилегиях ремесленников в Узбекистане, многие восхищаются.

Можно ли сказать, что если бы в Узбекистане не поддерживали ремесленников, то ваша работа осталась бы незамеченной?

Да, можно сказать так. Вышивка есть же не только у нас, она есть в Таджикистане, Кыргызстане, Казахстане и других странах. Вышивкой сюзане также занимаются и в Таджикистане. Но у нас это более развито, у нас много ремесленников, которые занимаются этим. Я думаю, что это всё благодаря поддержке президента и правительства Узбекистана.

Мадина, а что вы видите в технике вышивания сюзане? Что это для вас? Почему вы остановили выбор именно на этой технике?

Вы знаете, если от других видов деятельности человек устаёт, то от сюзане – нет. Это что-то духовное. Если ты окунешься в это, то уже не сможешь жить без вышивки.

Вот представьте, вы творите, начинаете какую-то композицию, и когда вы это вышиваете, всё начинает оживать, и вам хочется всё дальше и дальше, чтобы оживить всю работу. От этого я получаю большое удовольствие.

К тому же, я люблю создавать что-то из старинных рисунков 19 века. Я всегда удивляюсь и восторгаюсь вышивкам, которым несколько веков. Как они это создавали ещё тогда? Я считаю, что вышивать сюзане – это дар от бога.

Сюзане издревле было активным ремеслом. Во всех прикладных музеях мира вы удивите именно узбекское сюзане разных школ. И сейчас узбекское сюзане также ценится, и будет в будущем цениться.

В работе с другими марками и брендами, вы предпочитаете продвигать свои рисунки или подстраиваетесь под клиента?

Скорее я подстраиваюсь под них. Я стараюсь, чтобы вышивка не повторялась и была уникальной у разных заказчиков. Все хотят что-то новое, чтобы отличалось.

Иногда думаю, что я буду делать, если у меня не останется идей? Я всегда боюсь этого…

Вы принимали участие в 59-ой Венецианской биеннале совместно с художницей Саодат Исмаиловой. Расскажите, как это было? Чья была инициатива?

Это была инициатива Саодат, она попросила сделать вышивку в традициях ташкентской школы «палак», что означает «небесный свод». Правда, сам рисунок я не рисовала, нам его предоставила Саодат, я только занималась вышивкой. Раньше в Узбекистане молодые женщины вешали такую вышивку в спальне, чтобы космологические силы положительно влияли на продолжение рода. Но, на самой выставке, к сожалению, я не смогла присутствовать.

Сейчас с Саодат мы делаем ещё одну работу, в этот раз она попросила, чтобы я сама нарисовала рисунок. Это будет тот же рисунок, только созданный моими руками, без компьютерной графики.

Мадина, о вашей вышивке говорят не только в Центральной Азии, но и в мире. Каких успехов вы достигли уже сейчас?

Мы делаем вышивку для многих первых лиц разных стран. Много наших работ хранится у частных коллекционеров по всему миру. Музейные фонды приобретают, в том числе и British Museum.

Каждый год мы участвуем в выставках в Европе и Америке, мы получаем очень много заказов. Часто бывает так, что мы с командой работаем днями и ночами, но все равно не успеваем выполнить такой большой объём.

Сейчас вы продолжаете вышивать или больше занимаетесь руководством?

Я не могу отойти от создания. Я вышиваю. Хотя, у меня очень много учениц, большая команда вышивальщиц. Но каждое изделие, даже самое маленькое, я от нулевой точки до самого конца полностью контролирую, особенно то, что связано с цветом. Я очень требовательна к цветам.

У меня нет каникул и выходных. Я не могу оторваться от производства. Даже на мировые выставки едет мой папа, поэтому заказчики больше его знают в лицо, чем меня.

Вы создаёте сюзане для личной коллекции?

Да, конечно. В 2018 году у нас была выставка «Рождения сюзане», там у меня было большое сюзане 6×4 метра выполненное в ташкентской вышивке. Я не хотела его продавать, потому что работала над ним больше двух лет, но в итоге мне пришлось продать.

Сейчас у меня появилось уже новое сюзане размером 8×6 метров, мы делали его больше трех лет. Мы его ещё не выставляли, но некоторые клиенты услышали о новой работе и уже хотят приобрести. Но я его уже точно не продам.

Какой залог успеха, чтобы сохранить свою культурную ценность? Чтобы традиции развивались и шли в ногу со временем?

Чтобы традиционное ремесленничество развивалось, очень важна поддержка от государства. Важно, чтобы мастер мог работать и улучшать свой навык. Но, от мастера тоже многое зависит. У нас много тех, кто делает вышивку и не сохраняет традиции региона. Очень важно сохранять традиции при производстве.

Например, я никогда не смешиваю техники одного региона с другим, потому что это уже утеря традиций. Каждый регион имеет свою школу и свои правила, по ним и нужно работать. У нас бывает даже такое, когда узбекские рисунки перемешивают с османской вышивкой. Их нельзя перемешивать. Потом начинаются споры, что это наша вышивка, нет наша.

Ещё важно следить за качеством работ. Качество никогда нельзя терять. К примеру, приехал иностранец и купил некачественную работу, а завтра у себя скажет, что такое делают в Узбекистане. Это же лицо нашей страны.

Залог успеха: качество, сохранность традиций и поддержка от государства.

Интервью записано в рамках презентации новой коллекции 2022 года казахстанского бренда Zardozi в коллаборации с Suzane Мадиной Касымбаевой.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *