Контактная информация

В преддверии 8 марта редакция «Art of Her» решила поговорить о воспитании творческих детей с Саидой Елемановой и Сауле Сулейменовой. Мать и дочь делятся своими ценными семейными историями и дают советы по воспитанию и принятию искусства в ребенке.

Саида Елеманова – профессор, доктор искусствоведения, член Международного Совета по традиционной музыке (ICTM), Мәдениет қайраткері, член Союза композиторов Республики Казахстан. Мама Сауле Сулейменовой, бабушка Суинбике Сулейменовой и Медины Базаргалиевой.

Саида, расскажите, как вы открыли талант дочери (Сауле Сулейменовой)?

Саида Елеманова: Она была совершенно очаровательным ребенком. У неё отец очень талантливый – дизайнер и архитектор Тимур Сулейменов (Президент союза дизайнеров Казахстана), который, конечно, обращал внимание на всё что она делает.

Я помню, когда Саулеше было 3 года, я уехала в Ленинград получать аспирантуру. Приезжала часто, но эти наезды были экстренные. Вот приехала, побыла немножко с ребенком (неделю, две недели, бывало даже месяц), потом обратно в Ленинград. Поэтому с Саулешей были отец и бабушка. Бабушка (мать мужа) тоже очень талантливая женщина, она создавала Ою-өрнек. Ребенок постоянно тренировал свои маленькие ручки, но при этом, там не было такого особого внимания к рисунку. Отец никогда не говорил, что видит в ней художницу.

Вдруг настал этот день, когда Сауле исполнилось 16 лет и она нарисовала первую картину. Я конечно не художник, не дизайнер, не архитектор, но когда я увидела, поняла что это гениально. Уже была видна мощная рука. Это просто так не бывает, понимаете? Человек который становится художником, он вроде должен пройти такую долгую школу: пока он всему этому научится, все эти постановки. Хотя, её пытались устроить в художественную школу, но она этого не хотела, не ходила на занятия. Просто, она вдруг проснулась художником.

У меня всегда было ощущение: этот человек талантлив, а этот не очень или совсем безталантлив. Я точно знала. И когда Сауле это сделала, я сразу поняла, что это то, что нужно. А для меня – это самая большая ценность. Вот эта творческая личность – это самое главное. Не нужно было никому ничего доказывать, я просто знала что это так.

В молодости Сауле Сулейменова была активисткой, состояла в легендарной группе художников «Зеленый треугольник». У неё были приводы в отделы полиции, она втайне сбегала и читала стихи участникам Желтоксана, сбривала волосы, не появлялась дома. Как вы переживали эти моменты становления художницы?

Саида Елеманова: Надо иметь ввиду, что я занималась своим делом: антропологией, этнографией, музыковедением, искусствоведением, темой национального искусства. Это было важнее.

К примеру, я приглашала домой музыкантов, Сауле была рядом. Она видела как мы их слушаем, как мы к этому относимся. Она росла вот в этом воздухе, он был очень насыщен принципиальным творчеством и идейной свободой без каких либо больших запретов.

Но конечно, я переживала. Как-то она ушла, а потом среди ночи позвонила мне и сказала: «Мама я побрилась на лысо». Мне было очень больно, потому что я знаю, по этнографии – это гражданская казнь. Но у неё это имело абсолютно другой смысл. Я конечно выдержала, я ничего не сделала ей за это. В тот момент, я просто заплакала, что больше нет её прекрасных волос.

Поделитесь советом, как принять и воспитать творческого ребенка?

Саида Елеманова: Человек как он живет, каких он придерживается целей и идеалов – ребенок это видит и он тоже идёт в этом направлении. Я ничего специально не делала. Я всегда очень уважала, что ей дали этот дар. Я должна была уберечь этот дар. Я ей тоже внушала, что это то, что нужно ценить в себе. Всю жизнь я это делаю.

Чувствуете ли вы этот талант в своих внучках?

Саида Елеманова: Ой, внучки у меня конечно феноменальные. Суинбике – очень много взяла от матери. Я вообще с ней связываю большие надежды. Надеюсь, что это так и случится. Она сделает многое. А Медина Базаргалиева – это вообще очарование. Умница, талантище, добрая, очень хорошая.


Сауле Сулейменова – современный казахстанский художник, живописец, актриса, лектор. Дочка Саиды Елемановой, мама Суинбике Сулейменовой и Медины Базаргалиевой.

Сауле, а как вы открыли талант Суинбике?

Сауле Сулейменова: Как только первый раз я её увидела, когда мне принесли этот свёрсток с монобровью, я на неё посмотрела и сразу подумала — это гений. Всю жизнь я так и думаю.

Вот недавно, у меня вылезли воспоминания в фэйсбуке: стихи Суинбике в 6 лет, гениальные стихи. Боже а какие у неё были работы. Она рисовала удивительных людей в 4-6 лет пока не научилась писать, у них не было ушей, у них были огромные ноздри и они как горы возвышались. Что-то удивительное. Она удивительная личность.

Вы с раннего возраста понимали что растёт ребенок искусства?

Сауле Сулейменова: Вы знаете, на самом деле, я просто восхищалась их сущностью (прим. ред. Суинбике и Медина). Так же как и моя мама. Я любила им с самого рождения говорить спасибо, что выбрали меня в качестве своей матери. Спасибо, что сюда пришла твоя душа. И никогда ничего не навязывала. Они обе получили образование по собственному выбору, и никогда мы не платили за это деньги. Я вот поражаюсь, что у нас соседи или родственники миллионы тенге тратят на образование своих детей, а потом дети бросают учебу. Не понятно, зачем делать что-то против воли человека. В любом случае, человек будет делать так, как себя ощущает.

В принципе ценности у нас одни, мы как будто представители одной партии. Как-то мы смеялись, вспоминая, как пришли на одну дискуссию. Все пришли с разных сторон, и мы расселись в разных сторонах зала. Мы не договаривались между собой, но мы почувствовали что мы как некое общее движение, которое проповедует общие ценности. Это потрясающе.

Они меня учат каждый день. Я через них открываю каждый день новый язык. Каждая по своему. Я вижу в них своих вдохновляющих коллег, художниц.

Facebook Saule.Suleimenova

Какого это работать с дочерьми на одном проекте?

Сауле Сулейменова: Ужасно. Это всегда очень тяжело, при этом, очень интересно. Но я лучше сама. В один из наших таких совместных опытов я занялась трансцендентальной медитацией, потому что у меня все бурлило и было очень тяжело найти мир в душе. У нас постоянно были стычки. Это не просто.

На самом деле, что такое семья – это сидеть пить чай, вместе играть с ребенком, гулять. Как бы по сути, это совместное неделанье. Совместное творчество – это когда один кого-то съедает, подавляет, а другой подчиняется. Поэтому лучше просто вместе пить чай.

Какой совет вы можете дать родителям, у кого растёт творческий ребенок?

Сауле Сулейменова: Увидеть в ребенке вот это что-то божественное, вселенное.

Во-первых, представить что это невероятное существо, невероятная сущность воплотилась в твоём ребенке. Во-вторых, принять это. Помедитируйте. Успокойтесь и попытайтесь просто увидеть.

Я думаю, что на самом деле каждый ребенок – это Бог. Это нужно увидеть. Когда новорожденный малыш лежит – это же и есть Бог. Когда люди говорят «я не верю в Бога», — у вас что детей не было или вы не видели малышей?! Хочу пожелать людям видеть в своих детях Бога.


Саида, 8 марта – какой это праздник для Вас?

Саида Елеманова: Ну, отношение изменилось к 8 марту из-за феминизма. В детстве, в молодости – это был просто очередной праздник. А когда началась уже бурная активистская деятельность детей (прим. ред. дочери и внучек), они очень быстро определились с каким-то основными концептуальными вещами, и особенно то что касается феминизма. Я всегда была в стороне от этих вещей. Я дитя советского времени.

Для вас это тёплый день, тёплый праздник?

Саида Елеманова: Советские праздники никогда не были теплыми. Всегда была какая-то врождебная основа. Как будто стояли какие-то противотанковые ежи в подсознаии.

Сауле, а  какой этот день для Вас?

Сауле Сулейменова: Это день когда мы осознаем и понимаем. Это день борьбы за права.

Поделиться: